Разрушение культурного и исторического наследия армян
Армянофобия в Азербайджане. Борьба с ксенофобией.

         
Армянофобия в Азербайджане. Армения Азербайджан, Ксенофобия
| Содержание >>
| Приложения >>
| Скачать >>
| Обсудить >>

Глава 14. Разрушение культурного и исторического наследия армян

Разрушением памятников армянской культуры и истории на территории Азербайджана решается важная психологическая задача: уничтожение священных для противника символов принадлежности к истории бьет в самое уязвимое место сообщества. Арлин Одергон в своей книге «Отель «Война». Психологическая динамика вооруженных конфликтов» отмечает, что уничтожение культуры всегда было и остается одной из главных тактик террора, цель которой — избавить жертву от воспоминаний, связывающих ее с сообществом[401].

Речь здесь также идет о коллективном духе в целом. Один из способов стереть человеческую память и подкорректировать историю — уничтожить памятники, статуи и храмы. Война с историческим наследием армян на территории Азербайджанской Республики характеризуется именно этим подходом. Известнейший ученый-востоковед, академик Н. Я. Марр, говоря об армянских хачкарах, в частности, отмечал, что это «памятник, в котором отражается каждый шаг развития национального зодчества, и нередко сочетаются оба течения армянской архитектуры – духовное и светское. Воистину, хачкар есть «память отчей земли», с необыкновенной силой и точностью передающая дух армянского искусства».

Именно в этом контексте необходимо рассматривать печальную участь хачкаров армянского мемориального кладбища Джуги – жемчужины мировой культуры, находящейся на территории армянского Нахиджевана, которое было уничтожено по приказу властей Азербайджана.

«Нахджаван у древних армян, Наксуана у классических писателей – уездный город Эриванской губернии, на высоте около 3000 футов над уровнем моря, на предгорьях Карабахских возвышенностей. По преданию, основан Ноем, гробница которого показывается местными армянами. Некоторые персидские и армянские историки относят основание его к 1539 г. до Р. Х.»[402]. Известный востоковед Генрих Хюбшман писал, что сам топоним «Нахиджеван» происходит от армянского префикса «нах» и основы «аван» и означает «место первой высадки»[403].
Под названием «Нахиджеван» или «Наксуана» местность известна еще древнегреческим авторам. Иудейский историк Иосиф Флавий называет его «Апобатерион» – буквальный перевод армянского топонима. Он сообщает: «Затем, когда ковчег остановился на вершине одной горы в Армении, а это заметил Ной, последний открыл его и, увидев около ковчега несколько суши, стал надеяться на лучшее и успокоился <...>. Это место армяне называют “местом высадки” и до сих пор еще показывают там останки, сохранившиеся от ковчега»[404].

На протяжении всего 20 века, в особенности после передачи армянского Нахиджевана «под покровительство» Советского Азербайджана, началась программа по деарменизации региона, включая полную ликвидацию тысячелетней армянской материальной культуры. При этом мусульманское население Нахиджевана было настолько малочисленным, что даже в начале XIX века в области было только шесть мечетей. Армянских же монастырей, церквей и часовен насчитывалось более 200[405].

Хачкары Джуги – знаменитые «крест-камни»a преимущественно XIII-XVI- II вв. – представляют собой редкие образцы христианского мемориального зодчества, изумительные памятники архитектуры.

Французский путешественник Александр де Род (1591-1660), который посетил этот район в 1648 году, пишет: «За стенами этого города [Джулъфа], который теперь является лишь пустыней, я видел прекрасный памятник древнего благочестия армян. Это обширная территория, на которой есть по крайней мере десять тысяч надгробий из мрамора, и все изумительно хорошо гравированы. На каждой могиле можно видеть большой белый мраморный камень двенадцати футов высотой и восьми шириной, со множеством красивых фигур, выгравированных вокруг большого креста. Очень приятно видеть это большое количество мрамора»[406].

Один из первых английских путешественников по Персии и Армении Джон Нюбери в 1603 г. оставил следующие записи в своих мемуарах:

« В четырех днях пути от Мерента [ Маранда ], а из Джулъфы можно добраться в тот же день , есть деревянный мост , проложенный по лодкам , там был и каменный мост , но разрушился . А Арас – это название реки , протекающей перед городом , а город стоит у подножья гор . В этом городе имеется три тысячи домов и у них есть семь церквей …»[407].

Широко известно, что Джуга в средние века была процветающим армянским городом. Но в 1604 г. персидский шах Аббас насильно переселил его жителей в Исфахан, где до сих пор существует армянский квартал, известный как Новая Джульфа. Сохранившийся разрушенный город и его кладбище за прошедшие годы посетило множество путешествеников.

Британский востоковед сэр Уильям Аусли, посетивший город в 1812 г. и нашедший его в упадке, писал: «Но о многочисленности его прежних жителей указывает богатое и переполненное кладбище, расположенное на спускающемся к реке берегу и покрытое многочисленными рядами вертикальных надгробий, которые, если взглянуть на них сблизи, напоминают скопление людей или даже полк, построенный в тесный порядок»[408].

Первые шаги в реализации плана разрушения армянских памятников были предприняты в ноябре 1998 г., когдаs с иранской стороны границы было замечено, что некоторые хачкары сняты с оснований и разбиты на куски. Вскоре уже все они были опрокинуты на землю[409]. Согласно информации Международного совета по вопросам памятников и достопримечательных мест (ICOMOS), азербайджанское правительство в 1998 г. ликвидировало 800 хачкаров. И хотя разрушение было приостановлено после протестов ЮНЕСКО, оно, тем не менее, возобновилось четыре года спустя. К январю 2003 г. «1500-летнее кладбище было полностью сровнено с землей». Президент ICOMOS Михаель Петцет отмечает: «Сейчас все следы этого крайне важного исторического места, видимо, уже уничтожены, и все, что нам остается делать – это скорбеть о потере и протестовать против этого совершенно бессмысленного уничтожения»[410].

В 1999 г. президент Гейдар Алиев в своей речи «на торжественном юбилейном собрании, посвященном 75-летию образования Нахчыванской АССР» объявил Нахиджеван «одним из древнейших краев Азербайджана» с 3500-летней историей и призвал «проанализировать, исследовать и написать» историю региона[411]. Именно после этого заявления был дан официальный старт последнему этапу ликвидации следов армянского присутствия в Нахиджеване.

С этой целью была создана специальная археологическая экспедиция, которая занималась описью армянских памятников, подлежавших полному уничтожению. Позже заместитель директора по научной части Института археологии и этнографии НАН Азербайджана Наджаф Мусеибли отмечал: «Экспедиция была создана непосредственно по указанию Гейдара Алиева и работала вплоть до 2003 г.»[412]. Он же отмечает, что «на территории Южного Кавказа вообще нет ни малейших следов армян. На Кавказе с древнейших времен и до сегодняшнего дня найдены массовые захоронения другого антропологического типа – предков азербайджанского народа. Армянских корней на этой земле не было и нет»[413].

Следует специально подчеркнуть, что операция по окончательной ликвидации следов армянского этнокультурного присутствия проводилась частями азербайджанской армии[414].

В декабре 2005 г. азербайджанские регулярные войска раздробили на куски и погрузили на самосвалы оставшиеся хачкары Джуги. Далее самосвалы направились к берегу реки и сбросили груз в реку. За очень короткое время место средневекового кладбища было разровнено, а на его месте сооружено военное стрельбище.

В январе 2006 года Европейский Парламент официально призвал Азербайджан прекратить уничтожение, которое нарушает Конвенцию ЮНЕСКО по всемирному наследию[415], а весной того же года Баку запретил комиссии Европейского парламента осмотреть бывшее кладбище[416].Британский представитель в Европарламенте Чарльз Таннок так охарактеризовал произошедшее: «Это похоже на разрушение Талибаном статуй Будды. Они забетонировали территорию и превратили ее в военный лагерь. Если они не имеют ничего, что следует скрывать, они должны позволить нам осмотреть местность»[417].

Тем не менее международное сообщество продолжительное время демонстрировало поразительное безразличие к процессу ликвидации хачкаров, а призыв Еревана делегировать в зону уничтожения миссию наблюдателей был заблокированb.

Институт по освещению войны и мира (Institute for war and peace reporting – IWPR) опубликовал в 2006 году доклад «Азербайджан. Знаменитое средневековое кладбище исчезло»[418], в котором подтверждает, что от знаменитых каменных крестов Джуги ничего не осталось.

Уже летом 2009 г. азербайджанский президент Ильхам Алиев заявляет: «Нахчыван – древняя азербайджанская земля. Наш народ столетиями жил и творил на этой прекрасной земле. Расположенные в Нахчыване исторические и архитектурные памятники показывают, как велик талант азербайджанского народа <...>. Нахчыван подарил Азербайджану великих личностей. Нахчыван подарил Азербайджану великого лидера Гейдара Алиева»[419].

Историк Аргам Айвазян, главный специалист по армянским памятникам Нахиджевана, отмечает, что Джуга являлась уникальным памятником средневекового искусства и крупнейшим из существующих армянских кладбищ. Там находились уникальные надгробия в форме овнов, церковь и руины массивного каменного моста. Как отмечает историк, нигде больше в мире не существует такого большого скопления тысяч хачкаров в одном месте. «На всей территории Нахиджевани существовало 27000 монастырей, церквей, хачкаров, надгробий и других армянских памятников, – говорит Айвазян.– Сегодня все они уничтожены»[420].

На территории Нахиджевана до XI века насчитывалось до 218 армянских христианских мест поклонения (монастыри, церкви, часовни), 41 крепость, 26 мостов, 4500 хачкаров и 23 тысячи надгробий. В начале 1990-ых были взорваны и сровнялись с землей монастыри и церкви Агулиса, Апрукуниса, Шорота, Крна, Цхна и других армянонаселенных районов Нахиджевана[421].

В изданной в 1986 г. книге «Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана» автор Давуд Ахундов заявляет, что все хачкары Джульфы в Нахиджеване являются албанскими памятниками[422]. Тем не менее даже объявление этих хачкаров (надгробий) албанским наследием не помешало азербайджанским властям полностью уничтожить это средневековое кладбище.

Тот же прием азербайджанская пропаганда использует в отношении армянских исторических памятников в Арцахе. В частности, азербайджанская сторона старательно игнорирует факт наличия многочисленных армяноязычных записей о пожертвованиях на стенах Гандзасарского монастыря, который известный искусствовед и специалист по истории архитектуры А. Якобсон называет «энциклопедией армянской архитектуры XIII века». А также факт постройки Гандзасарского комплекса в XIII веке, когда Агванка (в азерб. версии Албании) как государственного образования уже не существовало. Между тем, кроме того, что сам монастырь построен в армянских архитектурных традициях, его основатель Гасан Джалал также является армянином, о чем свидетельствуют как средневековые историки, так и надписи на самом монастыре.

Примечательный пример был зафиксирован в 2004 году, когда при поддержке норвежского посла в Баку Стейнара Гила благотворительная организация «Norwegian Humanitarian Enterprise (Норвежская гуманитарная инициатива) решила отреставрировать и обновить церковь св. Елисея, построенную в 1823 г. в селе Ниж. Работы должны были проводиться местными азербайджанскими властями.

Норвежский посол о тех событиях пишет: «К концу 2004 г. или к началу 2005 г. все армянские надписи на стенах церкви и на надгробиях вокруг нее были стерты выскабливающими аппаратами. Норвежское посольство и Норвежская гуманитарная инициатива распространили совместный пресс-релиз с протестом против этого акта вандализма. Реставрационные работы были приостановлены на некоторое время, но, получив письмо с извинениями от удинской общины, Норвежская гуманитарная инициатива решила возобновить финансирование реставрационных работ. Лично я считаю извинения неудовлетворительными по существу, а также из-за того, что извинения не были преданы огласке. Кроме того, никто не был привлечен к ответственности за вандализм. Вместе с другими послами в Баку я был приглашен на церемонию открытия. Я сообщил своим коллегам, что из-за вандализма и отсутствия надлежащей на это реакции, никто из норвежского посольства не будет присутствовать на церемонии открытия. Никто из послов не присутствовал на церемонии»c.

Скандал о вандализме был предан огласке 17 февраля 2005 г. в журнале World Wide Religious News (Всемирные Религиозные Новости) в статье под заголовком «Христианское меньшинство избавляется от армянского бельма», где этот инцидент был подробно освещен[423].

«У нас нет Бога, наш народ потерял свою религию во время коммунизма, а эта церковь – наша единственная надежда возродить ее»,– говорит Георгий Кечаари, один из старейшин села, который еще и является историком удин. «Но мы живем в Азербайджане, и когда люди приходили в церковь и видели армянские надписи, они нас автоматически связывали с армянами», – говорит он.

«Удины, когда-то использовавшие армянский алфавит, пытаются отделить свое наследие от наследия воевавших против Азербайджана своих христианских собратьев армян, которых здесь ненавидят. Это была прекрасная надпись двухсотлетней давности, она даже пережила войну», – заявил посол Норвегии в Азербайджане Стейнар Гил. «Это акт вандализма, и Норвегия никоим образом не желает ассоциироваться с этим».

«Они думают, что стерли напоминание о себе как об армянах... на самом же деле они упустили шанс произвести хорошее впечатление во время инаугурации церкви»,– сказал директор отделения NHE в Азербайджане Алф Генри Расмуссен.

Особенно показателен пример с церковью в Дашкесане, который власти предпочли разрушить, одновременно обвинив в этом … армян[424].

Албанский храм в Дашкесане оказался в плачевном состоянии по вине армян, которые пытались его арменизировать. Этот памятник, относящийся к 5-му веку, из-за бесхозности находится под угрозой разрушения.
Причиной того, что памятник оказался в таком состоянии, является то, что армяне в свое время старались арменизировать албанский храм.
Впоследствии местное население попыталось разрушить его, считая его армянским. Для того чтобы создать акустический эффект, при строительстве храма в стены были встроены пустые сосуды. Те, кто считал, что эти кувшины наполнены золотом, не погнушились разрушением стен памятника, а также перекопали всю территорию вокруг него.

То есть, пока в Дашкесане жили армяне, и храм считался армянским (а в реальности он таковым и являлся – прим. авт.), он спокойно был отдан на разрушение и разграбление. В связи с новой политикой албанизации христианского наследия на территории Азербайджана храм был объявлен албанским, и факт его разрушения был подвергнут осуждению, а виновники найдены – армяне.

Старательно умалчиваются значение и роль армян в формировании исторического архитектурного облика Баку в XIX-XX веках, когда вместе с экономическим ростом бурно развивалось в Баку и градостроительство. Архитектурный облик Баку во многом был сформирован при активном и действенном участии получивших образование в Петербурге армянских архитекторов и строителей. В строительстве Баку особенно примечательным был вклад архитекторов Г. Тер-Микаэляна, В. Саргсяна (Саркисова), Н. Баева, Г. Тер-Ованисяна (Каджазнуни), Ф. Агаляна, А. Кандиняна, М. Тер-Григорянца. Армянские архитекторы, переосмысливая проникающий из России новый стиль, создали в Баку своеобразные архитектурно-строительные образцы[426].

Одним из основателей бакинского архитектурного стиля является Габриел Тер-Микаэлян − автор общественно значимых зданий, построенных в начале ХХ века. Тер-Микаэлян спроектировал фронтальную часть основного здания городского управления. По его проекту в 1910-1912 годах были построены здание Общественного клуба (ныне здание филармонии Азербайджана), родильный дом (1899), здание бакинского филиала Торгового банка Тифлиса (1902-1903), в котором в настоящее время функционирует магазин «Детский мир», Торговое училище (1905-1910). Важной областью деятельности Г. Тер-Микаэляна было строительство церквей.

Большой вклад в архитектуру и градостроительство Баку в начале ХХ века внес также Н. Баев. В 1911-1918 годах он был главным архитектором Баку. По его проекту в 1913 году были построены здание театра Маилянов (ныне здание Оперы и балета), больничный комплекс (19 лазаретов с 24-мя корпусами), несколько школ, гимназия, жилые дома Салиманова, Шереметьева и др., станция железной дороги в Сапунчи (1927), хирургическая больница имени Семашко, район Арменикенд и др.

По проекту армянского архитектора В. Саргсяна в городе нефтяников Баку было построено более 10 зданий. По проекту Ф. Агаляна были построены гимназия, родильный дом, казначейство, Рабочий дом и др. Авторами ряда зданий были также Г. Каджазнуни, М. Тер-Григорянц и многие другие. Здания, построенные по проектам армянских архитекторов, до сих пор украшают столицу Азербайджана Баку.

 

Неполный перечень разрушенных армянских исторических памятников на территории Азербайджанской Республики:

Церковь Святого Иоанна XVII века (или Св. Богоматери, Сурб Аствацацин) в селе Азат (Сулук) Ханларского района Северного Карабаха была подорвана динамитом, однако благодаря своей мощной конструкции устояла.[426]

Церковь Святого Спасителя XVII века в селе Камо Ханларского района Северного Карабаха остро нуждалась в реставрации, поскольку ее крыша почти полностью провалилась; под кровлей остался лишь алтарь. После того как азербайджанцы в 1989 г. заняли церковь и изгнали последних армян в 1990 г., церковь была взорвана, и сейчас лишь несколько камней обозначают то место, где некогда был алтарь[427].

Часовня и церковь на близлежащем холме в селе Мецшен, недалеко от Бердзора (Лачин), в Шушинском районе. После ухода азербайджанских сил из Шуши во время карабахской войны обнаружилось, что часовня взорвана, а территория частично расчищена, и всего несколько камней обозначают место, где некогда стояла часовня. Церковь же устояла благодаря прочной конструкции и качеству использованного строительного раствора, несмотря на попытки ее разрушить[428]

Армянская церковь Святого Иоанна (Ованнеса) в городе Гянджа (Гандзак). Церковь датируется 1633 г. Она была отреставрирована в 1860 г., о чем свидетельствует мемориальная доска над входом. До 1990-ых годов это была действующая церковь, но после окончания боевых действий азербайджанские власти решили превратить церковь в концертный зал. Чтобы скрыть армянское происхождение строения, все надписи на армянском языке на стенах и внутри церкви были стерты и закрашены[429].

Монастырь Амарас, Мартунинский район, Арцах. Будучи под азербайджанским контролем, этот монастырь IV века, расположенный около села Мачкалашен, оставленный без внимания, был обречен на медленное разрушение. Он был восстановлен только после того, как местные армяне установили контроль над этой территорией. Наиболее важное надгробие в монастыре – Св. Григориса, первого католикоса Кавказской Албании и основателя Албанской церкви было осквернено и разбито на куски отступающими азербайджанскими войсками. Некоторые оригинальные фрагменты были утеряны, а само надгробие не подлежало восстановлению и поэтому было заменено копией. Это еще один наглядный пример того, как те, кто считают себя потомками и наследниками албанцев, разрушают наследие Кавказской Албании, на которое они претендуют[430].

Церковь Сурб Геворга в бывшем армянонаселенном (до 1918 года) селе Дашбулаг превращена в хлев и представляется «албанской». Церковь была построена в 1828 году, существовал и протокол о проводимых здесь строительных работах. Упоминания об этой церкви есть и в труде «От албанцев до соседей», опубликованном в 1893 году епископом Макаром Бархударянцем. «Введенные в заблуждение, что эта церковь албанская, должны понять, что церковь просто не могла быть албанской, поскольку албанцы исчезли с международной арены 1000 лет назад, а посему не могли построить церковь спустя 1000 лет», – пишет председатель фонда по изучению армянского зодчества Самвел Карапетян[431].

Армянский собор Святого Григория Лусаворича в Баку был построен на Парапете, по разным данным, в 1869-1871 годах. В 1873 году на территории этого собора были построены церковно-приходская школа, библиотека и постройки под жилища Епархиального церковного начальства. В 1888 году на соборе были установлены колокола. Позже рядом было построено здание армянского гуманитарного общества, где расположилась библиотека. Вплоть до 1989 г. он оставался единственной действующей в Баку армянской церковью. Сейчас крест снят, а здание церкви используют как книгохранилище[432].

Церковь Святой Богоматери конца XIX века в квартале Ичери Шехер в Баку. Находилась по левую сторону от Девичьей башни. Была снесена в 1990-е годы. Согласно различным данным, церковь была построена в 1797 - 1799 гг. после взятия города русскими войсками (позднее перестраивалась). Есть сведения, согласно которым церковь была воздвигнута на месте древнего языческого храма огнепоклонников. Данная территория была культовым местом, поэтому представители каждой конфессии стремились иметь здесь свои святилища. В 1984 г. в фундаменте церкви пошли трещины, состояние стало аварийным. Церковь была снесена во время карабахского конфликта.

Церковь Святых апостолов Фаддея и Варфоломея в Баку была возведена в 1911 г. на средства Е. Будагова по проекту архитектора О.О. Каджазнуни (впоследствии – первый премьер-министр Первой Республики Армения). В 30-х годах Собор был разобран, а на фундаменте его возведено здание Государственной консерватории.

Часовня Святого Воскресения была построена в 1894 г. на территории армянского кладбища в Баку. Уничтожена при строительстве Нагорного парка в 30-е годы.

Армянский евангелическо-лютеранский молитвенный дом был построен в 1912 г. на взятой в аренду земле, принадлежащей Евангелическо-Лютеранской церкви Спасителя Немецко-Шведского прихода. Сейчас в здании Кирхи находится Органный концертный зал.

Хунисаванк армянский монастырь IX века в селе Коминтерн Кедабекского района, на левом берегу реки Гетабек. Епископ М. Бархударьянц в своей книге «Арцах» пишет в 1895 г.: «Построен восточнее НорГетабека, на левом берегу реки Гетабек, рядом с которой находится татаронаселённое село Моллалу. Небольшой монастырь имеет красивое строение, но сейчас он обезлюдел»[433]. Сегодня монастырь практически разрушен.

Церковь Святого Степаноса в селе Пип Дашкесанского района была построена в 1849 г. в основном на средства жителя Тифлиса Степана Мириманянца и пожертвования местных жителей. На западной стене святилища высечена надпись в память об основателе церкви. Последняя реконструкция церкви была произведена в 1862 году. В 1928 г. храм был закрыт[434]. Церковь находится в полуразрушенном состоянии.

Монастырь Святых Переводчиков IV века, расположенный к югу от города Дашкесан, основан святыми Месропом Маштоцем и Сааком Партевом. В 989 г. и 1845 г. были проведены работы по реконструкции монастыря. Известно, что в 1772 году приором монастыря был епископ Епрем. Расцвет монастыря пришёлся на период главенства епископа Габриела Арутюняна Терянца. Следующий расцвет пришёлся на период архимандрита Степаноса Балянца в 1830-х годах. Сегодня монастырь снесен [435].

В различных районах было разрушено огромное количество церквей и армянских кладбищ.

Дашкесанский район:
церковь, находящаяся в 8 км южнее села Бананц (IX-XI вв.), в 1987 году срыта бульдозером и сброшена в ущелье; мост «Нерки Анди» (XII век) разрушен взрывом «для строительства железной дороги»; церковь и кладбище в селе Хачбулах (XVII- XVIII вв.) полностью разрушены в 1970 году; церковь села Киранц (XII век) разрушена под предлогом установки столбов для электролинии; все надгробные камни – хачкары и тапанакары кладбища у села Амрвар (XIII- XV вв.) в 1970 году бульдозером сброшены в реку.

Шамхорский район:
монастырь Дасно Кармир ехци в селе Гюламбар (VII век) разрушен в 1937 году; монастырь у села Барсум (X век) разрушен в 1982 году; церковь Хрештакапетац у села Гарнакер (1816 год) частично разрушена в 1986 году; церковь села Патишен (Бадакенд) (XIX век) разобрана на стройматериалы.

Ханларский район:
частично разрушена церковь Мрцунис у села Геташен (XVII век); церковь и кладбище у села Мурут (XVII век) полностью разрушены в шестидесятых годах; монастырь Егнасар у села Геташен (XVII век) – умышленно повреждены стены комплекса.

Шаумянский район:
церковь Мандур и кладбище у села Хархапут (1252 год) полностью разрушены, кладбище снесено; церковь у села Русские Борисы (XII- XIII вв.) разрушена до основания; церковь в селе Вериншен (XVII век) разрушена до основания, «мешала прокладке железной дороги».

Монастырь Святого Саркиса в 4 км к западу от села Даш Салахи в Казахском районе. Он расположен на вершине горы Сурб Саргис[436] Монастырь Святого Саргиса был одним из центров паломничества в регионе. Его посещали на Пасху и по воскресеньям. Согласно архивным документам и надписям на стене церкви монастыря, предпоследняя реставрация комплекса была осуществлена в 1851 г. армянином из Тифлиса Есаи Нуринянцом. Сохранились любопытные сведения, согласно которым деньги на восстановление монастыря собирали 736 верующих, и сумма составила 2210 рублей 23 копейки. А вот последнюю реставрацию провёл Арзуман Хачатурович Тер-Саркисянц из села Кот Казахского района. Сегодня церковь в руинах.

Церковь Святого Вардана в городе Казах освящена в 1901 году По некоторым данным, храм используется как кафе-бар[437]. Вторая церковь города, русская, используется как спортивное сооружение. Во время погромов армян 1905-1906 годов церковь была разграблена. Известно, что в 1907-1912 годах армяне Казаха проявили желание восстановить ограждение церкви. Во второй раз церковь подверглась разорению со стороны татар в 1918 году.

Гянджа (Гандзак):
церковь Сурб Аствацацин (Богоматери) XVIII века превращена в клуб; церковь Сурб Аствацацин Чолага (Святой Богородицы Чолага) VIII-X веков снесена; церковь Сурб Геворг XIX века снесена; церковь Сурб Григор Лусаворич (Жам) 1869 года снесена; церковь Сурб Киракос 1913 года снесена; церковь Сурб Саркис XVII-XVIII веков превращена в музей.

В Азербайджане все реставрационные работы армянских памятников архитектуры проводились с таким расчетом, чтобы полностью уничтожить следы армянской архитектуры, а также надписи, сделанные на армянском языке. За годы советской власти в Нагорном Карабахе, как и во всем Азербайджане, не было проведено ни одной реставрации (или даже паспортизации) памятников армянской культуры. Данный факт никоим образом не является отражением нетерпимости и гонений на религию со стороны коммунистов, поскольку все немногочисленные памятники исламской культуры на территории Нагорного Карабаха (все они, кстати, датированы не ранее XVIII в.) тщательно отреставрированы.

За время нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, а также за годы военной агрессии Азербайджана против Нагорно-Карабахской Республики были разрушены, взорваны и полностью уничтожены 167 церквей, 8 монастырских комплексов, 123 исторических армянских кладбища и 47 поселений. Разбиты и превращены в строительный материал 2500 высокохудожественных хачкаров и более 10000 надгробий с эпиграфическими надписями. Бульдозерами снесены с лица земли 13 историко-археологических памятников. Взорваны памятники в пещерах Цахач, Мец Тагларе и Азохе. Разрушены хачкары, надгробные плиты, церкви и крепостные стены (V-VIII веков) в поселениях Мохраблур, Сарашен, Акнаберд, Манадзор. Была снесена большая часть уникальной крепостной стены Майраберд (XVI-XVII вв.)[438].

Вышеперечисленные примеры являются, к сожалению, не полным, но наглядным показателем тактики террора против культурного наследия армян в регионе с целью окончательного уничтожения всяких следов их исторического присутствия на территории современного Азербайджана.

 

предыдущая _____________________________________________________ следующая

 


[a] В XIXв. зарубежные историки назвали памятники этой своеобразной группы «хачкарами» – перевод армянского словосочетания «крест-камень». Хачкар выделяется исследователями как «архитектурный эндемик Армении» с ярко выраженной национальной принадлежностью. Сотни тысяч подобных памятников определяют регион былой жизнедеятельности армянского народа и вычерчивают границы его исторической родины.

[b] От нескольких тысяч мемориальных хачкаров сегодня остались лишь те, которые еще в позапрошлом столетии были вывезены из Джуги русским географом и натуралистом, членом-корреспондентом Петербургской Академии наук Густавом Радде для учрежденного в 1867г. Кавказского естественно-исторического музея в Тифлисе (ныне Музей Грузии им. Симона Джанашия), а также несколько хачкаров, перевезенных в советское время в Первопрестольный Эчмиадзин.

[c] Личное послание Гила Стейнара Р. Галечяну. Август, 2008 г.