Мифологизация «геноцидов»
Армянофобия в Азербайджане. Борьба с ксенофобией.

         
Армянофобия в Азербайджане. Армения Азербайджан, Ксенофобия
| Содержание >>
| Приложения >>
| Скачать >>
| Обсудить >>

Глава 15. Мифологизация «геноцидов»

Методы ведения психологической войны нередко включают в себя использование мифов.

Миф — информация, которая объясняет происхождение и дальнейшее преобразование тех или иных явлений на основе реальных или вымышленных событий или фактов, с последующим гипертрофированием или искажением причинно-следственной связи.

Осмысление человеком окружающей действительности посредством мифов базируется не на научных знаниях, а на вере и убеждениях представителей конкретной культуры, этноса, социальной группы[439].

Обычно люди используют социальные мифы, являющиеся искаженными представлениями о действительности, сознательно внедряемыми в сознание людей с целью формирования нужных социальных реакций. Самое любопытное в социальных мифах то, что большая часть общества воспринимает их не как вымысел, а как естественное положение вещей. Под воздействием социальных мифов история возникновения и развития государств и этносов, как правило, искажается настолько, что ее объективный анализ можно осуществлять только путем критического сопоставления различных источников.

Специалисты считают, что мифы способны:

  • одновременно оказывать воздействие на интеллектуальную и эмоциональную сферы человеческого сознания. Это заставляет людей верить в реальность содержания мифа;
  • делать гиперболическое описание частного случая идеальной моделью желаемого поведения. Благодаря этой особенности содержание мифов влияет на поведение людей;
  • опираться на конкретную традицию, существующую в обществе.

Мифы — эффективный инструмент манипуляции сознанием. Сам по себе миф мало что значит. Но введенный в сознание людей и глубоко там укрепившийся, миф способен длительное время (при наличии определенных предпосылок) подменять собой реальность. В результате реципиент воспринимает ее в соответствии с трактовкой мифа и действует, исходя из этого восприятия. Миф удобен тем, что, упрощая реальность, он снимает с реципиента необходимость напряженно (и зачастую болезненно) думать и осмысливать мир вокруг себя[440].

В «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него» под геноцидом понимаются действия, «совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

  • убийство членов такой группы;
  • причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
  • предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;
  • меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;
  • насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую»[441].

Официальный отсчет мифологизации «азербайджанских геноцидов» берет старт 26 марта 1998 года, когда экс-президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым был официально учрежден «День геноцида азербайджанцев».

27 марта 2003 года Алиев-старший в своей речи заявил: «Массовое размещение армян на наших исторических землях после раздела Азербайджана между Россией и Ираном, резня, учиненная армянскими дашнаками по отношению к азербайджанцам в 1905 и 1918 годах, передача Зангезура армянам в 20-х годах, создание армянской автономии на территории Карабаха, депортация наших соотечественников из Армении в 1948—1953 годах… новые территориальные претензии Армении к Азербайджану в конце 80-х годов прошлого столетия привели к широкомасштабной войне, оккупации армянскими вооружёнными формированиями 20 процентов азербайджанских земель и к тому, что около миллиона наших соотечественников стали беженцами и вынужденными переселенцами[442].

«Геноцид в Баку 1905-го», «геноцид в Баку и Губе 1918-го», «геноцид в 1988-1990гг.», «геноцид в Ходжалы» – это четыре основных «геноцида», которые активно раскручивает азербайджанская пропаганда. Есть еще побочные, мелкие «геноциды»: в Зангезуре, Карабахе, Шемахе, Кюрдамире, Сальянах, Ленкорани, Кафане, Гугарке, Сисиане, Агдабане, Баганис Айруме, Масисе и пр[443].

География азербайджанских геноцидов достаточно обширна, временные рамки также. Неизменным остается только одно – виновники, организаторы. Их роль традиционно отдается армянам. Рассмотрим психологические предпосылки мифологизации «азербайджанских геноцидов».

Ученый Ю. Лотман в статье по семиотике и типологии культуры отмечает, что каждая культура в качестве своего идейного автопортрета создает мифологизированный образ[444]. В свою очередь В. Вундт отмечает:
«Язык, мифы и обычаи представляют собою общие духовные явления, настолько тесно сросшиеся друг с другом, что одно из них немыслимо без другого. <…> Обычаи выражают в поступках те же жизненные воззрения, которые таятся в мифах и делаются общим достоянием благодаря языку. И эти действия в свою очередь делают более прочными и развивают дальше представления, из которых они проистекают»[445].

Необходимо зафиксировать, что мифологизация геноцидов является продуктом культуры современного азербайджанского общества и является проявлением скрытой агрессии.

«Агрессия – последствие поведения, целевой реакцией которого является причинение обиды тому лицу, против которого обращено это поведение. Агрессия не всегда совершается открыто, она может проявляться в виде фантазии, сна и даже как хорошо обдуманный план реванша, она может быть направлена против объекта, который признан причиной фрустрации, либо перенесена на совершенно невинный предмет и даже на самого себя»[446].

При этом в данном случае используется такое психологическое явление, как «отражение» – воспроизведение с различной степенью адекватности признаков, структурных характеристик и отношений других объектов. То есть в данном случае исторический факт Геноцида армян создал необходимость наличия «собственного азербайджанского геноцида» по примеру армян.

Руководитель НПО PR «P (П)омощь R азвитию Public Relations» Шелале Гасанова в интервью информагентству «Day . az» обозначила тезисы азербайджанской пропаганды в этом вопросе: «Мы выдержали четыре геноцида за одно столетие и не сломались, выстояли, обрели независимость и интегрируемся в мировое сообщество. Именно об этом нужно говорить и писать не только в День геноцида, а на уроках истории в школах, на международных конференциях, различных политических акциях. Напомню, что четыре геноцида – это геноцид азербайджанцев в 1905-1907 годах в Западном Азербайджанеa и в Баку, геноцид 1918-20 годов, учиненный дашнаками в Армении и Азербайджане, геноцид 1988 года, когда воинствующие националисты в советской Армении изгоняли азербайджанцев с земель огузов, подвергая их пыткам, заживо сжигая. Наконец, четвертый геноцид был совершен армянскими бандформированиями в Ходжалах»[447].

В этой антиармянской пропагандистской кампании задействованы все политические и гражданские институты. К примеру, омбудсмен Азербайджана Эльмира Сулейманова заявила, что «в результате целенаправленной политики геноцида, этнических чисток и депортаций, осуществленных армянами и их сторонниками в последние два столетия против азербайджанцев, наш народ столкнулся с тяжелыми испытаниями… Всего было убито около 700 тысяч наших соотечественников»[448].

Нет необходимости подробно останавливаться на каждом отдельном случае попытки фальсификации исторических событий региона азербайджанской пропагандой. Достаточно остановиться на двух самых «раскрученных» примерах – Губе и Ходжалу.

«Губинский геноцид»

В 2007 году, в ходе буровых работ, проводимых для ремонта стадиона в Губе, на мусорной свалке было найдено массовое захоронение неизвестного происхождения. Целиком удалось поднять только 35 человеческих скелетов. Никаких результатов археологического исследования и экспертизы относительно принадлежности этих останков не опубликовано по сей день. Не представлены также сопутствующие материалы.

Между тем 30 декабря 2009 г. президент Ильхам Алиев издал распоряжение о создании в Губе «мемориального комплекса геноцида». В зависимости от конъюнктурных интересов, останки приписываются то евреям, то лезгинам, то просто мусульманам. При этом в роли палачей неизменно выступают армяне.

В тексте указа читаем:

«В начале прошлого века в результате политики массовых этнических чисток и агрессии, осуществляемой армяно-дашнакскими бандитскими формированиями на азербайджанских землях, в Баку, Губе, Карабахе, Шамахе, Кюрдамире, Сальяне, Лянкяране и других регионах были уничтожены десятки тысяч невинных азербайджанцев, против нашего народа учинен один из самых трагических актов геноцида ХХ столетия. Только в Губинском уезде в апреле-мае 1918 года были полностью разрушены 122 села. В массовом захоронении в городе Губа было установлено, что в результате геноцида наряду с азербайджанцами, убитыми с безграничной беспощадностью и особой жестокостью, насилию подверглись тысячи лезгин, евреев, татов и представителей других национальных меньшинств[449].

Что же произошло в Губе на самом деле? Сразу после обнаружения губинского захоронения спикер азербайджанского парламента Октай дал поручение директору Института истории, депутату Ягубу Махмудову привлечь иностранных антропологов с целью составить официальный документ «по поводу массового убийства азербайджанцев в начале прошлого века армянами». Однако иностранные эксперты в Губе не появились, а найденные останки так и не были подвергнуты независимой экспертной оценке хотя бы для определения временной принадлежности[450].

Покойный президент Национальной Академии наук Азербайджана Махмуд Керимов не исключил, что губинские останки могут быть результатом как массового истребления людей, так и массовой эпидемии[451]. Между тем руководитель экспедиции Института археологии и этнографии НАН Азербайджана Гахраман Агаев в связи с обнаружением около 200 черепов заявил: «Исследователи пришли к выводу, что захоронение – результат геноцида, осуществленного в Губе армянами». В качестве «весомого» доказательства Агаев ссылается на несуществующее письмо Степана Шаумяна Амазаспу, которое так и не было опубликовано азербайджанской стороной.

Нелепо выглядит и утверждение Агаева о том, что четко установлено время кончины людей: «Резня произошла с 3 по 10 мая». Или же утверждение о том, что «на основе антропологических исследований черепов было установлено, что в 1918 году физическому уничтожению, помимо азербайджанцев, подверглись евреи и лезгины». Что за революционный метод в исследовании черепов придумали азербайджанские ученые для выявления точной национальности останков, Агаев также умолчал.

Впрочем, недалеко ушла и его коллега – директор Института археологии и этнографии НАН Азербайджана Маиса Рагимова, которая утверждала, что «антропологические исследования подтвердили, что эти люди – мусульмане»[452]. Обратите внимание, что там же участник экспедиции, кандидат исторических наук Аскер Алиев четко обозначает: «Среди множества черепов и детских костей удалось найти только 35 целых скелетов. В колодцах не найдено волос, остатков одежды или вещей». То есть утверждать о религиозной принадлежности останков не просто непрофессионально, а крайне глупо.

С целью научного установления истины вокруг массовых захоронений в Губе в январе 2012 г. к президенту НАН Азербайджана, академику Махмуду Керимову с письмом обратился доктор биологических наук, профессор Левон Епископосян, который предложил провести квалифицированную международную экспертизу человеческих останков, обнаруженных в Губе. В феврале 2010 года профессор также выступил с предложением допустить армянских специалистов для участия в совместной антропологической и генетической экспертизе найденных в Губе останков, однако ответа на письмо не последовало[453].

Между тем, как отмечает директор Музея-института Геноцида армян Айк Демоян, существуют архивные материалы, доказывающие, что в Губе в 1918 г. имело место насилие против армянского населения со стороны местных татарских банд, а количество подвергавшихся насилию армян соответствует количеству найденных на месте захоронения скелетов.

Вот одно из таких свидетельств. В конце апреля 1918 г. комиссар города и области Губа Геловани направил председателю Военно-революционного комитета Корганову телеграмму следующего содержания: «Сегодня, 24 апреля, я освободил 115 армян, которые были заключены в губинской тюрьме. Они все лишились своего имущества. Я предпринял меры для возврата их собственности. Они просят денежной помощи от Армянского национального совета. Как можно скорее вышлите на мой адрес. Материальное состояние критическое… кроме города Губа в других местах тоже есть плененные армяне. Предпринимаю меры для их освобождения»[454].

Примечательно, что об этом же свидетельствует и публикующаяся на сайте «Дэй.аз» серия «Историческая призма: 1918-й. Как происходила массовая резня в Губе». В ней говорится, что член Гянджинского Окружного Суда Андрей Новацкий, прибывший в Губу для расследования событий апреля-мая 1918 года, направил городскому главе Алиаббасу Алибекову запрос о положении в Губе на тот период. В ответе от 12 декабря Алибеков писал, что в Губе проживало около 20 тыс. населения, из коих примерно 500 армян, которые жили разрозненно в различных его частях.

«Согласно следственным материалам комиссии А.Новацкого, в апреле 1918 года, когда власть в Баку находилась в руках большевиков, в Губу прибыл представитель большевистской партии Давид Геловани с интернациональным отрядом вооруженных солдат в 187 человек и стал вводить в городе большевистское управление. Однако первая попытка оказалось безуспешной. На девятый день вооруженным лезгинам из окружных селений после трехдневных ожесточенных боев удалось прогнать первую «команду» большевиков из города. Обе стороны понесли жертвы, у лезгин было убито 200 человек, погибло также 70 человек из мирного населения»,– говорится в публикации[455].

Возможно, именно эти 200 человек – погибшие в ходе столкновений губинцев с интернациональными отрядами большевиков – и были похоронены в найденных случайно котлованах. Это могут быть и пострадавшие в ходе этих столкновений армяне. Однако утверждать что-либо однозначно без международной научной экспертизы ни в коем случае нельзя.

Таким образом, азербайджанская сторона, не проводя никакой научной экспертизы, называет национальную и конфессиональную принадлежность останков, а также конкретные даты убийства. Почему местное население до сих пор не знало о существовании массового захоронения своих родственников, которых к тому же погребли на мусорной свалке? На основании какого, не известного современной науке, метода азербайджанские специалисты определили принадлежность черепов азербайджанцам, лезгинам, горским евреям и татам? Какие были найдены сопутствующие материалы, способные дать исчерпывающий ответ на вопросы относительно хронологии и национальной принадлежности останков? И наконец, какой исторический документ доподлинно сообщает о захоронении в Губе «зверски убитых армянами азербайджанцев»? Все эти вопросы армянской стороны так и остались без ответа.

Ходжалинский геноцид

Согласно азербайджанской версии – это «геноцид, совершенный армянскими Вооруженными Силами с участием 366 мотострелкового полка, в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, против этнических азербайджанцев, при захвате города Ходжалы». В реальности же, 26 февраля 1992 года, в ходе военных действий, на подступах к контролируемому азербайджанской стороной городу Агдам при невыясненных обстоятельствах погибло, по данным международной правозащитной организации Human Right Watch, от 200 до 300 (согласно пропагандируемой Азербайджаном версии – более 600) человек, умышленно удерживаемых властями Азербайджана в эпицентре боевых действий. Население Ходжалу, представляющего собой одну из 5 огневых точек, откуда обстреливался блокадный Степанакерт, в течение многих месяцев насильно удерживалось в поселке и умышленно не эвакуировалось властями Азербайджана – с целью дальнейшего их использования в качестве живого щита.

Жители Ходжалу, покинувшие поселок по оставленному Силами Самообороны НКР гуманитарному коридору, беспрепятственно прошли более 10 километров и дошли до контролируемого азербайджанскими войсками города Агдам. Позже в непосредственной близости от позиций азербайджанских войск были обнаружены тела погибших жителей поселка. Точное число погибших остается неизвестным, так как официальный Баку публикует противоречащие друг другу цифры. Комиссия парламента Азербайджана по расследованию трагической гибели этих гражданских лиц у Агдама была распущена по указу Гейдара Алиева, а следственные материалы засекречены.

Подробнее об агдамских событиях можно узнать на сайте www.Xocali.net и посмотрев фильм «Между голодом и огнем. Власть ценою жизней»[456].

Однако на этом азербайджанская сторона не останавливается. Насчитав около 20 геноцидов азербайджанцев от рук армян в Азербайджане, Армении и НКР, азербайджанская пропаганда решила расширить географию своих «геноцидов».

Осенью 2012 года во время строительства школы в иранском городе Урмия было найдено неизвестное захоронение[457]. «Найденное во время раскопок в городе Урмия в иранской провинции Западный Азербайджанb массовое захоронение нельзя уничтожать. Его следует законсервировать и охранять как доказательство геноцида азербайджанцев»,– заявила депутат парламента, директор Института востоковедения имени З.Буниятова НАНА, профессор Говхар Бахшалиева. По ее словам, «желание Ирана стереть с лица земли захоронение является показателем политики и несправедливой позиции по отношению к азербайджанскому народу со стороны некоторых шовинистов, паниранистов, которую они осуществляют для одной цели – помощи армянам»[458].

Бахшалиева утверждала, что «на территории нынешней провинции Западный Азербайджан, являющейся в настоящее время частью Ирана, бандитские армянские и айсорские отряды в 1918 году совершили чудовищный геноцид азербайджанцев». Бахшалиева даже объявила о проведении в следующем году в Баку международной конференции «по геноциду азербайджанцев в Иране»[459].

Ее коллега – зампредседателя комитета по социальной политике парламента Азербайджана Муса Гулиев пошел еще дальше и заявил, что «возможно, в тех событиях вместе с азербайджанцами погибли персы, курды, представители других народов. Потому что в действительности их убивали из-за приверженности исламу»[460].

Позицию официального Баку по данной теме выразил исполнительный секретарь правящей партии «Ени Азербайджан» Али Ахмедов. «Я осуждаю разрушение в Иране захоронения, свидетельствующего о геноциде азербайджанцев»,– заявил Ахмедов[461].

Иранская сторона отреагировала быстро и жестко: «Искажая историю и спекулируя этническими проблемами, Азербайджан стремится извлечь пользу для себя», – заявила Организация культурного наследия иранской провинции Западный Атрпатакан (Западный Азербайджан). Организация также отметила, что безосновательные утверждения зампредседателя комитета по социальной политике парламента Азербайджана Мусы Гулиева не соответствуют действительности, так как первые проведенные исследования свидетельствуют о том, что обнаруженное во время капитального ремонта исторической школы в Урмии захоронение связано с событиями, произошедшими в годы Первой мировой войны, когда Османская империя, Россия и Англия предприняли нападение с целью захвата северо-западных районов Ирана, что привело к резне около 9 млн. иранцев»[462].

Жирную точку в этой истории поставил посол Ирана в Азербайджане Мохсен Пак Айин, который в интервью агентству «Саламньюз» заявил, что в Иране принят закон, в соответствии с которым на месте захоронений, осуществленных более 100 лет назад, можно проводить строительные работы. Он подтвердил информацию о том, что при строительстве школы в Урмии были найдены человеческие останки. «Некоторые же считают, что это останки мусульман, убитых армянами. Однако не существует никаких доказательств»,– заявил иранский посол[463].

 

предыдущая _____________________________________________________ следующая

 


[a] Здесь: территория Республики Армения

[b] Здесь: Иранская провинция