Запрет на въезд в Азербайджан
Армянофобия в Азербайджане. Борьба с ксенофобией.

         
Армянофобия в Азербайджане. Армения Азербайджан, Ксенофобия
| Содержание >>
| Приложения >>
| Скачать >>
| Обсудить >>

Глава 5. Запрет на въезд в Азербайджан

Одним из неординарных проявлений армянофобии и пропаганды ненависти является запрет на въезд в страну этнических армян, не проживающих и не являющихся гражданами Армении.

Практика недопущения в страну достаточно распространена в мире. Так, некоторые страны, находящиеся в состоянии конфликта, войны или идеологического противостояния друг с другом, вводят запреты подобного рода (Израиль и мусульманские страны), существенно усложняют процедуру выдачи визы (Индия и Пакистан), иногда и вовсе штрафуют или арестовывают (Грузия и Абхазия или Южная Осетия).

Азербайджан, переняв опыт других стран, создал симбиоз всех методов, и в итоге получилась конструкция, противоречащая в первую очередь декларируемой в стране и за ее рубежами толерантности. В силу эмоциональности принятого решения, хаотичности принципов и недостаточной проработки, сам механизм весьма затруднителен в реализации. Последнее часто приводит к скандальным и курьезным случаям.

Во-первых, приписываемый себе принцип толерантности не позволяет на законодательном уровне официально объявить, что этническим армянам въезд в страну запрещен. Во-вторых, из-за отсутствия четкого регулятора в виде закона или подзаконного акта поведение азербайджанских чиновников выставляется в нелепом свете. В-третьих, сами граждане Азербайджана и сотрудники международных ведомств не могут сказать определенно, в каких случаях отказ, выдворение, задержание или депортация того или иного гражданина законны, а в каких нет.

Двух футболистов российского клуба «Торпедо» из Армавира депортировали из Азербайджана сразу же после прибытия в аэропорт города Гянджа в июле 2011 года из-за армянского происхождения. Главный тренер азербайджанского футбольного клуба «Кяпаз» Мехман Аллахвердиев пригласил армянских футболистов на просмотр, однако, согласно информации, об армянском происхождении российских футболистов тренер был не в курсе. Их прибытие вызвало большой резонанс в аэропорту Гянджи. Сотрудники Госпогранслужбы отправили обратно армянских футболистов с российскими паспортами на том же самолете, на котором они прилетели[114].

В 2010 году из-за неправомерных действий азербайджанского представительства авиакомпании «Аэрофлот» армянская делегация не смогла вылететь из Москвы в Баку на 64-ю Генеральную Ассамблею Европейского Вещательного Союза[115].

Представители армянской делегации уже собирались идти на посадку, когда представитель азербайджанской стороны обратилась к пассажирам с вопросом, есть ли среди них армяне. Выяснив, что есть, забрала у них посадочные талоны и попросила отойти в сторону. После того как все пассажиры, среди которых были многочисленные участники Генассамблеи ЕВС, прошли в самолет, посадочные талоны армянских представителей были порваны и им заявили: мест в самолете больше нет, что абсурдно по определению, поскольку билеты армянских делегатов были бизнес-класса. Более того, на посадочном талоне указывается место, закрепленное за конкретным пассажиром, и зарегистрировать двух пассажиров на одно место просто невозможно.

Сотрудники службы паспортного контроля аэропорта Баку в ноябре 2011 года запретили исполняющему обязанности руководителя службы по связям с общественностью компании «Билайн Казахстан» Байраму Азизову въезд в страну из-за того, что гражданин Казахстана и азербайджанец по национальности Байрам Азизов ранее с рабочим визитом побывал в Ереване[116]. Пострадавший провел двое суток в транзитной зоне бакинского аэропорта, пока был депортирован обратно Примечательно, что Байрам Азизов попытался получить помощь у главы азербайджанского государства, сделав на стене Ильхама Алиева в «Твиттере» запись: «Доброго дня! Прошу помощи! Я гражданин Казахстана. 2ые сутки нахожусь в транзитной зоне аэропорта Баку. Мой паспорт у погранич.» и «не понимаю причины моего задержания. Сплю на полу и ем лапшу быстрого приготовления! Деньги заканчиваются! МИД РК проинформирован». Обе записи из «Твиттера» Алиева загадочным образом исчезли.
На замечание журналиста агентства «Вести.аз» о том, что, оказывается, человеку, посетившему Армению, в дальнейшем будет затруднен визит в Азербайджан, пострадавший заявил, что примерно год назад путешествовал по Грузии и спокойно пересек грузино-армянскую границу, несмотря на указанную в паспорте национальность «азербайджанец»[117]

Причины запрета на въезд:

• Посещение Нагорно-Карабахской республики через территорию Армении[a];
• Посещение самой Армении;
• Армянское происхождение, наличие армянских родственников или друзей, выражение симпатий к Армении или армянскому народу;
• Невозможность обеспечения безопасности армян, посетивших Азербайджан;
• Подозрения на угрозу террористической опасности;
• Наличие соответствующего закона;
• Имена, вызывающие подозрение из-за армянского звучания, или мнимая связь с армянами;
• Люди, родственники или знакомые которых совершили оскорбительные или возмутительные действия с точки зрения Азербайджана (в Баку был отменен концерт Филиппа Киркорова, поскольку его папа помогал армянскому мальчику-инвалиду[118]).

Суфьян Жемухов[119]: «Тайна моего имени открылась во время моей поездки на международный симпозиум в Баку, куда я полетел из Стамбула. На таможне мой паспорт проверяла симпатичная азербайджанка. <…> И действительно, девушка вызвала офицера азербайджанских спецслужб и передала ему мой паспорт. Тот направился к своему коллеге в другом конце зала, и они долго совещались, даже звонили по телефону. Потом позвали меня и спросили: «А что у вас за имя?» <…> Потом прямо спросили: «Значит, это не армянское имя?» Тут я все понял. Эти скрытные турецкие сотрудники и их простодушные азербайджанские коллеги думали, что я коварный армянин, пытающийся проникнуть на территорию их стран!
<…> «Нет, нет, Суфьян – это не армянское имя»,– успокоил я их. И сам вздохнул одновременно и с облегчением, и с досадой. Оказывается, проблема не в моем имени, а в антиармянских комплексах. <…> Один американец позже рассказал мне, что у него тоже были проблемы на азербайджанской таможне из-за того, что в его паспорте стояла армянская виза. Хотя вроде американский паспорт должны брать, не переставая кланяться. Ну, тогда и я успокоился насчет своей краснокожей паспортины. Конечно, я слышал, что армяне и азербайджанцы недолюбливают друг друга. Но не знал, что все настолько серьезно»

Зураб Двали[120]:«Первые неприятности начались, когда мы один раз, замерив высоту стены, начали выстраивать ту же сцену теперь для съемки. «Вы же уже замерили стену, зачем еще раз мерите?» – спросил неулыбающийся партком со значком в виде золотой подписи Г.Алиева на лацкане пиджака. <…>
«Э–неет – протянул бдительный партийный лидер Аббасов,
– вы нас обманываете, вы сюда приехали что-то другое снимать!» И тут он заметил в руках члена экспедиции, географа Кахи Джелия, книгу на грузинском языке. «Что это?» – спросил он. «Книга о древнем грузинском зодчестве».
<…>Книга, выпущенная в 1979 году под авторством известного ученого Ильи Адамия, произвела на Аббасова эффект разорвавшейся бомбы. Он вдруг начал кому-то звонить и, активно жестикулируя, что-то громко обсуждать. Затем, увидев наше недоумение, наконец, произрек: «Армянский палец!» Мы все переглянулись, никак не могли понять, что он имеет в виду. Только позже выяснится, что партийный бонза почему-то решил, что фамилия Адамия – армянская. На его истошный крик сбежались еще человек 10 в штатском. Нас окружили – книгу отдавать отказались. Ладно, надо было работать, и под неодобрительный гул местных мы стали снимать. Каждый наш шаг, каждое перемещение по селу контролировали 3 машины сопровождения.
<…> Нам ничего не оставалось, как плюнуть на все и направиться в сторону границы. На выезде из Белакан нам перерезала дорогу машина госбезопасности и нас под конвоем доставили в кабинет председателя Исполкома белаканского района Ислама Рзаева. Неугомонный партком долго тыкал пальцем в нашу книгу и наконец, Рзаев спросил: «Кто такой Адамия?» «Грузинский ученый» – ответили мы. Он посмотрел на Аббасова. «Грузинский, не армянский?» – переспросил Рзаев уже с сомнением в голосе. «АДАМИЯ – мегрельская фамилия»,
– сообща признались мы»

Если с первым пунктом все более или менее понятно, то в остальных случаях остается неясным – закон или безопасность?

Так, например, фотокорреспондент агентства Bloomberg, гражданка США и России Диана Маркосян была депортирована из Баку в Стамбул из-за армянского происхождения в июне 2011 года[121]. Пресс-служба МИД Азербайджана подтвердила факт депортации фотокорреспондента «Bloomberg» из-за армянского происхождения:

«За время пребывания Маркосян армянского происхождения в Азербайджане будут проблемы с обеспечением ее безопасности». Трудно сказать, по какой причине у аккредитованного журналиста, гражданина США и РФ может возникнуть необходимость в защите и безопасности на территории цивилизованного и толерантного государства, но заведующий общественно-политическим отделом Администрации Президента Азербайджана Али Гасанов говорит о нарушении закона, которого нет: «У этого органа СМИ было достаточно других вариантов и они могли прислать другого фотокорреспондента. Однако настаивать на том, что приедет именно этот корреспондент, является оскорблением законов страны, оскорблением в наш адрес. Мы не можем смириться с этим[122].

После скандала с гражданином России Сергеем Гюрджияном[b] азербайджанская газета «Ени Мусават» попыталась выяснить, запрещен ли официально въезд в Азербайджан граждан Армении, а также граждан других государств, имеющих армянские корни, или данное указание действует неофициально[123].

Представители «Азербайджанских авиалиний» ( AZAL ) в октябре 2011 года сняли с рейса Москва-Баку в аэропорту «Домодедово» представителя компании ОАО «АВТОВАЗ», гражданина РФ Сергея Гюрджиана и его коллегу Шухмахера Демитрия – гражданина Израиля, директора компании « LADA International Limited », направлявшихся в составе делегации в Баку для заключения сделки на поставку автомобилей LADA в Республику Азербайджан[124] Сотрудник авиакомпании при оформлении посадочных документов задал вопрос относительно его национальности: «Кто вы по национальности, армянин?». На что Гюрджиан ответил, что является гражданином РФ и его национальность не имеет никакого значения для регистрации на рейс, однако, представитель авиакомпании AZAL Эльгар Алиев отказался его регистрировать, объяснив это указанием руководства: «Пассажиров с армянскими фамилиями не регистрировать»[125].

МИД и МВД Азербайджана уклонились от ответа на прямой вопрос газеты, а глава пресс-службы AZAL Мехрибан Сафарлы заявила, что они
«занимаются только перевозкой пассажиров, а не их гражданством». Представитель аэропорта Домодедово Светлана Родионова в свою очередь заявила, что «руководство аэропорта запрещает регистрировать на рейсы в Баку граждан РФ армянской национальности».

В отличие от руководства компании AZAL, глава пресс-службы «Азербайджанских железных дорог» Надир Азмамедов заявил, что «въезд граждан Армении, а также граждан других государств армянского происхождения в Азербайджан официально запрещен».

В связи с нашумевшей историей Сергея Гюрджияна представитель авиакомпании Магеррам Сафарли заявил: «Как известно, 20 процентов[c] территорий Азербайджана оккупировано Арменией. Поэтому приезд в Азербайджан лиц армянской национальности считается нежелательным. Поэтому визиты этих лиц осуществляются только в рамках мероприятий международного характера», – добавил Сафарли.

Однако даже с мероприятиями международного уровня не все так гладко. Так, директору Центра региональных исследований Ричарду Киракосяну в марте 2012 года отказали в выдаче азербайджанской визы для участия в международной конференции в Баку по причине того, что кандидатура армянского эксперта «неприемлема»[126].
Та же участь постигла гражданина Турции[127], прибывшего в Баку в составе турецкой делегации и гражданина Латвии[128], прибывшего в составе делегации латвийского президента:

<…> на днях в Баку прибыла турецкая певица Сертап Эренер. В составе делегации турецкой певицы оказался музыкант – некто Бурак Бедикян, гражданин Турции армянского происхождения, которому было отказано во въезде в Азербайджан, и он вынужден был вернуться обратно. По возвращении в Турцию Бедикян решил подробно рассказать представителям местной прессы душещипательную историю своего пребывания в бакинском аэропорту. Он настаивает, что отказ в выдачи ему разрешения на въезд в Азербайджан связан с его армянскими корнями. При этом это не первый случай, когда граждане различных стран – армяне по национальности – не могут въехать в нашу страну. Однако в Баку каждый раз подчеркивают, что не видят причин для каких-либо разъяснений, так как «пускать или не пускать» – право любого суверенного государства.

<…> во время визита в Азербайджан президента Латвии случился похожий инцидент. Аналогичным образом на этот раз в составе латвийской делегации оказался армянин – гражданин Латвии. «Его, несмотря на то что он прибыл с президентом Латвии, в нашу страну не пустили, и он был вынужден вернуться<…>

Комментируя инцидент с гражданином «братской Турции» Бедикяном, начальник Управления МИД Т.Тагизаде поясняет: «Пусть хоть гражданин Ватикана! Мы сами решаем, кому выдавать визу, а кому нет»[129].

Отсутствие отрегулированной линии поведения ведет к тому, что блокировать въезд на территорию страны можно на различных уровнях:

  • На уровне обслуживающего персонала аэропорта, сотрудников авиакомпании, железной дороги или гостиниц. По их утверждениям, они это делают по указу начальства;
  • На уровне сотрудников консульских служб, посольств, визового отдела МИД АР;
  • На уровне сотрудников пограничной службы.

Формы отказа:

  • Открытое оповещение;
  • Затягивание процедуры выдачи визы;
  • Выдача визы и ее аннулирование уже по прибытии в Азербайджан;
  • Внесение в «черные списки» до приезда или после отъезда.

Несколько лет назад в Азербайджане в обиход была введена практика занесения людей в «черные списки». Это достаточно распространенное явление в мировой практике – туда заносят, как правило, террористов, преступников международного уровня, наркобаронов, людей, неоднократно нарушавших визовый режим, а в последнее время и коррумпированных чиновников (список Магнитского). Процедура, параметры, техника и законодательная база проработаны давно и предельно понятны. В Азербайджане же список есть, а принципа занесения и вынесения из него – нет.

Вначале в «черный список» заносили людей, когда-либо посетивших Нагорный Карабах. Далее полномочия «списка» расширились до людей, имеющих армянские корни (Светлана Лобода[130], Авраам Руссо).

На несогласованность, импульсивность и хаотичность занесения в «черные списки» указывают случаи, когда к разным людям с идентичными
«исходными данными» данная кара либо применяется, либо нет.

В некоторых случаях пресс-служба МИД Азербайджана грозится «разобраться» и «держать в центре внимания» вопрос посещения многочисленными международными делегациями Нагорно-Карабахской Республики. Но часто результаты этих расследований азербайджанским внешнеполитическим ведомством не публикуются и остается только гадать, по каким стандартам тот или иной политический деятель или журналист попадает в список, а другой нет.

Например, Джозеф Симитян, американский сенатор армянского происхождения, посетил Баку в составе Парламентской комиссии Сената США. О его армянском происхождении в Баку были прекрасно осведомлены, но, тем не менее, никаких проблем с «обеспечением безопасности» или «оскорблением закона» не возникло, как это случилось с представителем крупного российского автоконцерна Сергеем Гюрджияном или корреспондентом журнала «Bloomberg» Дианой Маркосян. Более того, по сведениям газеты «Musavat»[131], Духовный лидер Азербайджана Шейх уль Ислам Аллашукюр Пашазаде даже обратился к армянину Симитяну с просьбой о получении визы для повторного въезда в Америку.

Но после отъезда из Баку и посещения сенатором Нагорного Карабаха он тут же был включен в «черный список», тогда как есть люди, которые не были внесены в него, несмотря на то, что бывали в Карабахе не раз.

В 2011 году, после скандала, связанного с посещением Карабаха журналистом Сергеем Бунтманом и внесением его в «черный список», в Баку был приглашен другой сотрудник радиостанции «Эхо Москвы» – первый заместитель главного редактора Владимир Варфоломеев, который в 2003 году также побывал в Нагорно-Карабахской Республике[132]. Спустя два года, в 2013, побывав и в Степанакерте, и в Баку, Варфоломеев также оказался в «списке»[133].

Астронавты Чарльз Дюк (США) и Клод Николье (Швейцария), побывавшие на Луне и в НКР, были также включены в «черный список» МИД Азербайджана[134]. Но в случае с журналистом The Washington Post Уиллом Ингландом[135] МИД Азербайджана заявил, что был проинформирован и не возражал против посещения им НКР. Тем не менее, вопреки уверениям Э.Абдуллаева[136], что «в список не включены граждане иностранных государств, которые официально обратились к азербайджанской стороне с целью получения соответствующего разрешения для посещения оккупированных территорий республики», «проинформированность» МИД Азербайджана не «спасла» Ингланда от занесения в «черный список». Уилл Ингланд, в свою очередь, заявил, что в своем репортаже из НКР объективно прокомментировал вопрос и написал о том, что видел, а столица Нагорно-Карабахской Республики десятилетиями называется Степанакерт, а не Ханкенди, как утверждают азербайджанцы[d].

В мае 2013 года, когда грузинская журналистка Маргарита Ахвледиани была задержана в Бакинском аэропорту и не допущена на территорию страны, ее спутники, граждане Британии, беспрепятственно смогли въехать в Азербайджан.

«Действительно, вчера я по приглашению главы «Общества гуманитарных исследований» Авеза Гасанова прилетела в Баку для проведения тренингов среди беженцев и вынужденных переселенцев. Однако пройти паспортный контроль мне не удалось, так как меня просто не пропустили. Почти сутки я провела в Бакинском аэропорту, при этом никаких объяснений мне не дали. Только потом я узнала, что мне было отказано во въезде в Азербайджан по причине посещения Нагорного Карабаха. Никаких штампов и печатей о посещении Карабаха у меня в паспорте нет. Я журналистка и в своей журналистской деятельности могу посещать любые страны Примечательно, что к прибывшим вместе со мной гражданам Великобритании, которые также посещали Карабах, никаких претензий не было. Я изучила законодательство Азербайджана – в нем, в отличие от Грузии, не предусмотрено наказание или санкции за посещение Нагорного Карабаха. Моим делом уже занимается посольство Азербайджана в Грузии, также я жду объяснений от МИД Азербайджана», – заключила в своем интервью М. Ахвледиани.[137]

Журналисты телеканала Euronews, побывавшие в НКР и подготовившие материал о реальной повседневной жизни местного населения, также избежали «списка». Правда, в качестве компенсации от них требовалось снять такой же фильм, излагающий азербайджанскую точку зрения. Главный редактор телеканала Питер Барабас согласился на аналогичный репортаж из Азербайджана, но «с теми же условиями, с какими мы просили армянское правительство: что материал будет основан только на нашей редакционной политике и руководящих принципах», – заявил П. Барабас[138].

В «список» также можно попасть только за слово «Карабах». Популярный дагестанский певец Тимур Темиров попал в «черный список» МИД Азербайджана после того, как выпустил песню «Наш родной Кавказ», в которой признался в любви к Армении и спел о ее достопримечательностях, в том числе, об Арцахе. Тимур Темиров в интервью «Вести.аз» заявил, что после того, как появился видеоролик песни, его не впустили в Азербайджан. «В прошлом году меня уже «завернули» и мне не хотелось бы, чтобы это повторилось вновь»[139].

Зафиксированы случаи и «вынесения» из «черного списка». Процедура «вынесения» также недостаточно ясна и транспарентна, однако из практики известно, что для этого необходимо покаяться и попросить прощения, а в некоторых случаях достаточно и устного признания в том, что посещение Карабаха имело место по незнанию или было совершено мошенническим путем («увезли, не сказав, куда»). Хотя это действует не всегда и не в отношении всех. Или похвалить Азербайджан, желательно, высказав что-нибудь негативное в отношении Армении, хотя можно и без этого.

После того как российская певица Катя Лель, посетившая Карабах с концертом и занесенная в «список», в своем интервью азербайджанскому информагентству «АзерТадж» изъявила желание «выбраться» из черного списка МИД Азербайджана, ей разрешили выступить с бесплатным концертом в Баку[140]. Из «списка» после «покаяния» успешно были исключены известный французский актер Жерар Депардье и глава Союза писателей Грузии Маквала Гонашвили[141].

Журналисты газеты «Зеркало» решили выяснить, каковы предусловия исключения из «списка», предусмотренные в Азербайджане[142]. Со слов пресс-секретаря МИД Э. Полухова, таковых не существует! Он пояснил, что включение имени того или иного человека в «список нежелательных лиц» не входит в прерогативы МИД. «Получив информацию о посещении тем или иным лицом Нагорного Карабаха, МИД переправляет эту информацию соответствующим государственным органам, которые имеют возможность запрещать въезд на территорию Азербайджанской Республики. Данный список имеется у пограничной службы, которая ответственна за защиту границы страны».

При этом вопрос о том, кто принимает решение о «вычеркивании» того или иного имени из данного списка, остался открытым. Э. Полухов предложил журналистам обратиться в правоохранительные органы, то есть в Министерство национальной безопасности и в Государственную пограничную службу Азербайджана для получения ответа на интересующие их вопросы.

Последовав совету Полухова, журналисты обратились в Министерство национальной безопасности Азербайджана. Однако глава отдела связей с общественностью МНБ Азербайджана Ариф Бабаев заявил, что данный вопрос не имеет никакого отношения к деятельности этого министерства. Тогда журналисты обратились в пресс-службу МВД Азербайджана. Как сообщил сотрудник пресс-службы Орхан Мансурзаде, это министерство также не занимается включением или исключением имен из «списка нежелательных лиц». Государственная пограничная служба Азербайджана в лице сотрудника пресс-службы Джабраила Алиева проинформировала, что имя человека из «списка нежелательных лиц» исключает та организация, которая его туда включила.

Надо отметить, что, несмотря на угрозу попасть в «черный список» Азербайджана, посещающих Карабах официальных лиц и деятелей искусства с каждым годом становится все больше и больше, и это не может оставаться незамеченным для азербайджанской стороны.

Они видят и понимают, что драконовскими мерами посещение Карабаха не только не сокращается, но и в обратной пропорциональности расширяет численность «списка», то есть людей, которые не приедут в Азербайджан.

Министр культуры и туризма Азербайджана Абульфас Гараев углядел в этом коварный сговор: «Армяне ведут целенаправленную политику, пытаясь лишить Азербайджан известных деятелей искусства, и обманом привозят различных певцов в Карабах»[143].

А Международная организация в защиту прессы «Репортеры без границ» в связи с создавшейся ситуацией выразила озабоченность по поводу действий властей Азербайджана, ограничивающих работу журналистов при освещении карабахского конфликта. «Журналисты должны быть свободны в выполнении своей работы и свободно передвигаться без получения разрешения с какой-либо стороны. Составление черных списков журналистов недопустимо и неэффективно», – сказано в пресс-релизе организации[144].

Еще одной особенностью «черного списка» является то, что посещение Армении используется в качестве предлога для отказа во въезде в страну лицам, представляющим опасность для режима. Как это случилось с этническим лезгином, журналистом Милрадом Фатуллаевым[145].

Рабочая поездка обернулась для Милрада Фатуллаева неприятным времяпрепровождением в Бакинском аэропорту, где он вынужден был провести целый день, будучи запертым стражами границы. На вопрос Фатуллаева о причинах его задержания, никто внятного ответа не дал. <…> «Самое интересное обоснование – это отсутствие основания. Потому что я приехал сюда, в Бакинский аэропорт, в три часа ночи, у меня взяли паспорт на проверку и не выдали его. При этом мне ничего не объяснили, я сижу, жду.<…> Памятуя предыдущий аналогичный случай, когда меня таким же образом проверяли в Баку, когда я был в Армении, это было полтора-два года назад. <…> Тогда я прошёл нормально, был в Азербайджане и вернулся в Москву. Поэтому я подумал, что и сейчас такая же ситуация. Я ждал, и часам к пяти я решил всё же обратиться и разузнать, в чём дело.<…> Человек, которому я представился как журналист «Независимой газеты», пытается меня уличить в нарушении закона. Ну, хорошо, я ему объясняю, я прибыл по тому-то и по тому-то, объясняю ему, почему я приехал.<…> Как я успел понять, во въезде в Азербайджан мне было отказано из-за моего участия в конференции в Ереване, инициированной Левоном Мелик-Шахназаряном. Другой дагестанский журналист, лидер Аварской национально-культурной автономии Марко Шахбанов тоже ранее столкнулся с проблемами при попытке въехать в Азербайджан.<…> При пересечении границы его тоже проверяли, но в итоге пропустили. У меня тоже в прошлом году проверяли, но в итоге пропустили. Сейчас вот тоже ко мне подходят азербайджанцы и спрашивают: «А что, ты в Карабах ездил?» Нет, в Карабах я не ездил».

Известный в блогосфере путешественник Александр Лапшин (Puerrtto), побывавший в различных странах и пересекший несметное количество границ, описывает, как «обмануть» таможенников и процедуру прохождения грузино-азербайджанской границы:

«С грузинами все быстро и легко. Затем иду пешком через пограничный мост и попадаю в Азербайджан. Там все не так, как в Грузии. Там царил отменный Совок в лучших традициях: вместо улыбчивых грузинских полицейских в красивой форме – хмурые автоматчики в советских шапках-ушанках, а вместо многочисленных табличек «Дача взятки карается 7 годами тюрьмы» – портреты отца и сына Алиевых. Очень строгий и неприветливый человек в штатском сказал «Паспорт». Протягиваю. Он долго его изучает, тщательно рассматривая каждую страничку. Зачем-то скребет ногтем грузинскую визу <…>. Затем что-то мне говорит на азербайджанском. Я отвечаю, что, к сожалению, азербайджанским не владею, спрашиваю в свою очередь: « Do you speak English ?», мало ли, вдруг человек русский не знает. Тот усмехается и говорит мне на чистейшем русском: «Я вас на армянском спросил вообще-то». Ух ты, неужели армянин служит в азербайджанской госбезопасности? Фантастика. Спрашиваю его: «Извините, а вы армянин?». У того глаза на лоб полезли: «Что?? Я – армянин? С чего вы взяли? Я – азербайджанец». Тогда я спрашиваю, так чего же вы со мной на армянском разговариваете? Тот прервал меня: «Так, хватит болтать, если спрашиваю, значит, так надо»
Еще минута, он уже по пятому разу изучает мой паспорт, затем резко спрашивает «Был в Армении?». Отвечаю, что был, подозревая, что сейчас начнется разговор по душам. Тот задает следующий вопрос «И в Карабахе, конечно же, был?». Отвечаю, что это его предположения, причем не основанные на фактах. Тот поднимает на меня глаза «Ишь ты, небось, юрист?». Я никак не отвечаю. Тот хлопает меня по плечу «Добро пожаловать в Азербайджан!» И я получаю следующую печать в паспорт[146].

2 августа 2013 года МИД Азербайджана опубликовал список из 335 фамилий, занесенных в «черный список»[147]. Несмотря на заверения официального представителя МИД Азербайджана Эльмана Абдуллаева[148] в том, что причиной явилось «незаконное посещение оккупированных территорий республики», более пятидесяти человек занесены в него без указания причины.

 

предыдущая _____________________________________________________ следующая

 


[a] С территории Азербайджана пересечение границы невозможно, поскольку территория, по которой пролегает путь, заминирована, а также по причине того, что Азербайджан не контролирует территорию самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики и не признает самопровозглашенную НКР, считая ее своей территорией.

[b] Гражданин РФ Сергей Гюрджиан не был допущен на борт авиакомпании "Азербайджанские авиалинии" в аэропорту Домодедово. Ему дали понять, что отказали в посадке на борт из-за его армянской фамилии.

[c] Распространенное в Азербайджане «округление»

[d] Отрицание топонима Ханкенди в пользу Степанакерта – уже само по себе достаточное основание для занесения в «список»