Забывшие свою идентичность, или… приключения Ахмеда в Москве
Армянофобия в Азербайджане. Борьба с ксенофобией.

         
Армянофобия в Азербайджане. Армения Азербайджан, Ксенофобия
| Содержание >>
| Приложения >>
| Скачать >>
| Обсудить >>

Приложение 10. Забывшие свою идентичность, или… приключения Ахмеда в Москве

Автор: Ахмед Шахидов[1]

Их нельзя назвать предателями родины, они попросту несчастные люди

Вот уже 10 дней, как вернулся из Москвы. В связи с учебой 8 дней оставался там. За это время погулял по Москве изрядно. Ознакомился с инфраструктурой этого огромного города, побывав в самых зрелищных местах и стал свидетелем отношения русских националистов к кавказским народам, в том числе к азербайджанцам, которых именовали исключительно «чорный» и откровенно недолюбливали. Но я не увидел в этом ничего удивительного. Потому что сущность русских именно в этом. В оставшихся еще с Петра Первого советах пишется: «Россия должна стараться держать Кавказ в кабале!»

Однако меня в Москве больше всего поразили и разочаровали мы сами, азербайджанцы…

Всем известно, что в России проживает более 3 млн. азербайджанцев. Большинство из них работают на рынках, занимаясь торговлей. Лично я не вижу в этом ничего плохого. Ведь для работы на базаре тоже требуются навыки и способности. Многие русские предпочитают покупать продукты именно у азербайджанцев. Правда, в России есть и известные азербайджанские интеллигенты, и русские очень высоко ценят их деятельность – Араза Агаларова, Муслима Магомаева, Зираддина Рзаева, воспринимая и любя их, как своих. В авторитетных российских учебных заведениях работает немало азербайджанских преподавателей и профессоров. Но причиной моей душевной боли стало одно событие, с которым мне пришлось столкнуться в Москве, и которое до сих пор не дает мне спать.

Будучи в Москве, я невольно искал азербайджанские лица, прислушивался, не звучит ли родная речь. Спасибо моим друзьям, они не давали мне скучать. Можно сказать, что мы каждый день питались в лучших ресторанах города. По уже сложившейся традиции в тот день мы собирались в ресторан, я попросил, чтобы на этот раз меня повели в азербайджанский ресторан, чтоб и пользу (деньги) дали бы своим, и насладились бы национальной едой под звучание национальной музыки.

Пришли в известный ресторан, «Огни Востока» назывался. Это был азербайджанский ресторан, уже при входе от атмосферы почувствовал запах родины. Работники, официанты – все были азербайджанцами. Вместе с друзьями сели за один стол и, поев немного, я обратил внимание на певца. Что-то не похож был на наших.

О, Аллах, он… нет, не может быть! Певец был армянином. Кусок застрял в горле, не смог проглотить, достал и положил на тарелку. Друзья, конечно же, знали, что я патриот, поэтому быстро сообразили и начали успокаивать меня. А я к тому моменту потерял дар речи.
«Ахмед, не нервничай, это Москва, здесь в азербайджанских ресторанах сплошь и рядом поют армянские певцы. Это обычное дело», – сказал мне один из друзей.

Услышав это, я почувствовал жар, скинул пиджак и повесил его на стул. Допуская, что тут что-то не так и, возможно, я ошибаюсь, тут же подозвал официанта. У подошедшего молодого человека на груди висел бейджик с именем, его звали Интигам.

Интигам стал со мной говорить на русском языке. Едва скрывая недовольство, я подчеркнул на родном языке, что являюсь азербайджанцем. Но он вновь на русском, извинившись, ответил, что может говорить только на русском языке.

Я начал горячиться, лицо мое было красным от злости. Увидя это, официант тихим и спокойным голосом спросил: «К вашим услугам, какие будут пожелания?»

Я сказал: «Гардаш, почему ты говоришь на русском? Ведь и ты, и я – азербайджанцы!»

Чувствовал, что Интигам чего-то стесняется, испытывает неловкость. Я спросил у него национальность певца. Он ответил, что армянин. Словно мне на голову вылили кипяток.

Я спросил: «Слушай, ай киши[2], что делает армянин в ресторане азербайджанца?!»

В ответ услышал: «У нас так». И он привел даже « аргументы»: «В этот ресторан ходят не только азербайджанцы, у нас часто бывают и армяне. Поэтому здесь работает певец-армянин».

Я подумал: «Ну, ладно, мы же все-таки в третьей стране». Здесь было бы неуместно начинать армяно-азербайджанскую войну, пусть армяне ходят в наш ресторан, отравятся тут и уберутся восвояси. Не будем же в конце концов прогонять их прям с дверей.

Как говорится, мы очень гостеприимный народ, и все беды и страдания на наши головы пали именно из-за этой гостеприимности. Однако факт того, что в нашем ресторане работает армянский музыкант, был нестерпимым. Но все же самое нестерпимое все еще было впереди! Поэтому внимательно выслушайте меня…

Я узнал, что в этом ресторане всего один певец, да и тот армянин, азербайджанского певца нет вообще, представляете? Из-за соседнего столика встал молодой парень, подошел к певцу и заказал песню «Джан Баку». Армянин начал петь, и все сидящие за соседним столиком – пожилые женщины, молодые девушки, маленькие дети – встали и начали танцевать. Их было примерно 10 человек, весь зал был в их распоряжении. Оказалось, что и все танцующие – армяне. От удивления и возмущения я замер в оцепенении. Было такое ощущение, словно кто-то публично, в лицо, ругал меня последними матерными словами. Эти армяне так зажигательно танцевали под русскую песню «Джан Баку», что от нервов у меня ноги начали трястись. Я снова позвал Интигама, я хотел что-то сказать, но он опередил меня: «Брат, да, это армяне, но бакинские армяне, поэтому и любят нашу музыку. Все нормально».

От возмущения я потерял дар речи, не знал, что ответить. Как будто есть разница между армянами. «Пусть будет проклята змея, хоть черная, хоть белая», – гласит наша поговорка.

Мне стало плохо и, попросив у друзей разрешения, я пошел в туалет, умыл лицо холодной водой, постарался немного успокоиться…

Через некоторое время я вернулся за стол, и друзья стали успокаивать меня: «Ахмед, это Москва. Здесь нет армяно-азербайджанской проблемы».
Я не хотел обижать их, ведь они были моими друзьями и, как бы там ни было, были азербайджанцами, ели хлеб моей родины, пили ее воду. Но в то же время я не мог смириться с тем, что видел, поэтому снова подозвал официанта Интигама и спросил: «Сколько стоит заказать песню?». Узнав, что цена заказа 500 рублей, я достал из кармана деньги, отдал Интигаму и пожелал, чтоб армянин спел азербайджанскую песню. Интигам подошел к певцу, протянул деньги и передал заказ, но разговор что-то затянулся, и я понял, что армянин отказался. Выяснилось, что армянский певец знает только две азербайджанские песни – «Дашлы Гала и «Тут ахаджы боюнджа».

Я чуть не сошел с ума…

В голове все стучало. Этот армянский дыга, только что с упоением певший песни на армянском и русском языках, имеющий наглость работать в азербайджанском ресторане, знал всего две азербайджанские песни.

«Будь ты проклят, армянин», – сказал я мысленно и попросил спеть «Тут ахаджы».

На лице у армянина я заметил признаки недовольства, но он начал петь…

О, Аллах, до сегодняшнего дня я никогда более не чувствовал себя столь униженным и оскорбленным. И словно до сих пор я сам себя не знал. Не знал, что настолько нетерпелив, чувствителен и патриотичен. Армянин пел эту песню по-своему, с нестерпимым акцентом. Я не смог вынести такого издевательства, на глазах проступили слезы … еще чуть-чуть и я стал бы плакать в голос от обиды. И чтоб друзья не видели мои слезы, быстро встал и снова отправился в туалет, вернее, бежал. Умылся снова, набросился кулаками на стену, встал перед зеркалом и выговорился…
Ведь мужчине не пристало плакать, как у нас говорят, но я не мог уже выдерживать растаптывание моей чести и поэтому убежал в туалет, чтобы армяне не видели мои слезы.

Кроме певца, в зале было много армян. И, как истинный тюрк, сын тюрка, я решил поплакать в одиночестве. Во мне горел огонь, полыхало пламя, и мой плач не был плачем беспомощности и поражения. Нет, это были слезы, позволившие выплеснуть кипевшие во мне ненависть и хладнокровие.
Снова обдав лицо холодной водой, я вернулся за стол. Друзья молчали от страха. Они знали, что всю свою злость я вымещу на них. Поэтому решили прервать ужин и уйти из ресторана. Уже выходили, когда углядевший мое недовольство администратор ресторана подошел и сказал: «Гардаш, не нервничай так, хозяин ресторана на самом деле азербайджанский еврей, поэтому и разрешил работать тут армянским музыкантам».
Я, конечно, понял, что эти слова были сказаны, скорее, для того, чтобы оправдать владельцев ресторана и как бы успокоить меня. Но я не люблю «оставаться под словом» и поэтому ответил: «Ай, брат, ты же азербайджанец, и все работники азербайджанцы. Как вы можете терпеть оскорбления армянского дыга? Ведь то, что он поет, слышат и ваши уши. Будьте людьми, зарабатывайте на 5 рублей меньше, но не растаптывайте свой идентитет».

Впрочем, какой толк? Здоровому дылде (дословно – ростом с ишака) говорю святые слова. А он мне отвечает: «Не бери в голову, все путем»,- и провожает нас, мысленно радуясь нашему уходу.

С того дня и по сей день я никак не могу прийти в себя, Валлах! Как можно сотрудничать, работать вместе с представителями нации, ставшей причиной гибели более 30 тысяч наших соотечественников и более 1 миллиона беженцев? Как? Да еще и привести армянского дыга в свой ресторан в качестве певца. К тому же если этот армянин толком ни одну азербайджанскую песню не знает. Ведь патриотизм не может ограничиваться границами самого Азербайджана. Мы, как дети этой родины, независимо от того, где и в какой стране находимся, чем занимаемся, должны, обязаны превыше всего ценить национальные интересы. Мы не должны ни на миг забывать взаимную и неделимую связь родины с нами и нас с родиной. Потому что родина ведь не только земля. Родина – это я, ты, мои, твои родители, братья и сестры, друзья, знакомые, вплоть до грудных детей.

Так что, предавая родину, мы предаем и наших близких.

Воистину, тех, кто в той или иной форме работает с армянами, совершает с ними бизнес- сделки, нельзя даже назвать «изменниками Родины». Их нельзя судить. Они даже этого недостойны. Разве когда-нибудь судили тех, кто продает свою мать, отца, сестру, дочь?

Таких людей я называю просто «несчастными», «горемыками» и «загривками».

 

назад

 


[1] Kimliyini Unutmuşlar…Əhməd Şahidov. 28.10.2009. [Электронный ресурс] http://www.shahidov.com/?p=638 (az)

[2] здесь обращение «мужчина»